Главная » Воедино » воспитание » Паисий Святогорец: Борьба со страстями
paisiy

Паисий Святогорец: Борьба со страстями

— Геронда, почему я постоянно страдаю от объедения?
— Потому что здесь у тебя слабое место. Диавол нападает на заставу, что послабее, другие — хорошо защищенные — он не трогает. «Если мне удастся захватить эту заставу, — говорит он, — то потом одну за одной захвачу и другие». Поэтому слабое место нужно хорошо укреплять.

— Видя свои страсти, я совершенно теряюсь.

— Не теряйся и не робей. Смело одну за другой побеждай свои страсти, начиная с самой главной. Полезно вначале особо не рассуждать, а брать и истреблять самые грубые, наиболее заметные. И когда начнут засыхать толстые корни главных страстей, то вместе с ними станут засыхать и более тонкие корешки. Следовательно, искореняя большую страсть, вместе с ней ты искореняешь и другие, поменьше

— Почему, геронда, хотя я постоянно решаю начать серьёзную борьбу со страстями, но так ничего и не делаю?

— Зачем ты берёшься за всё сразу? Страсти, как и добродетели, составляют единую цепь. Одна страсть следует за другой, и одна добродетель соединена с другой добродетелью, как вагоны в составе. Если ты станешь какое-то время бороться с одной страстью и взращивать в душе противоположную этой страсти добродетель, то в конце концов преуспеешь. И вместе с побеждённой страстью избавишься и от других страстей, и в тебе разовьются про-тивоположные им добродетели. Скажем, ты завидуешь. Если ты будешь бороться против зависти, возделывать в себе любовь, доброту, то, победив зависть, одновременно освободишься от гнева, осуждения, злобы, печали.

— Геронда, а страсти или дурные привычки лучше отсекать сразу или избавляться от них постепенно?

— Лучше, если можешь, отсечь их сразу — иначе они будут расти. Здесь ждать не надо. Когда человек переходит ручей, особенно зимой, то старается перебежать на другой берег как можно быстрее, чтобы не замёрзнуть. Если перебежит быстро, то замёрзнуть не успеет. Кони, когда их привязывают, одним резким движением обрывают узду, так и при искушении — обрывать узду надо резко.

— Геронда, авва Исаак Сирин говорит «Бесстрастие не в том состоит, чтобы не ощущать страстей, но в том, чтобы не принимать их в себя». Может бесстрастный человек смущаться страстями?

— Может, но что бы диавол ему не подбрасывал, всё это сгорает в божественном огне, который в подвижнике воспламенился. Диавол не прекращает искушать человека, но, если человек не принимает вражеских внушений, тогда сердце его очищается и в нём поселяется Христос. Его сердце превращается в пещь, в «купину неопальную» (См. Исх. 3,2-3), и что бы потом ни попало в сердце — всё сгорает.

Оставить комментарий